Нелегкая меня затянула в тамбур городской электрички, да и сам я не хотел сидеть в душном вагоне, к тому же никто рядом не курил. Из двух зол выбираем менее злющее. Излюбленное мое занятие – наблюдать за людьми, находясь в потоке своих мыслей и изредка поглядывать в окно. Как к этому пришел, сам не знаю. Как-то сложилось и все тут. Падает лист на тропинку, а потом его затаптывают в землю. Часто так что-то прилипает и не может отлепится. Вот этим занятием я и был занят, находясь в тесноте железных стен тамбура.

Не сказать, что народу было много. Один стоял, прислонившись к стене, и возил пальцем по экрану мобильного телефона. Вторая, как будто что-то потеряв, копалась в сумочке, а третий просто грыз семечки, а шелуху выбрасывал точно в дырку между автоматическими дверьми и порогом вагона. Остановка за остановкой и тамбур пустел. Однако, как известно, пустота не может быть всегда, она должна со временем чем-нибудь да заполниться. И то, что должно было ее заполнить, вошло в тамбур на остановке Ч, вальяжным шагом направилось к противоположной двери, перекатывая мускулами по костям своего массивного тела, чтобы занять там пустой угол. Его звали жеребец.

Наушник в одном ухе, спортивный костюм, но с виду довольно дорогой, несколько колец на пальцах и высоко поднятый подбородок. Такому что-либо скажешь и получишь оплеуху в лицо, как и словесную, так и настоящую. Не мне судить о количестве интеллекта, да и вообще, как его можно измерить? Душу в цифрах не посчитаешь, ни в какую валюту не переведешь, никаким параметром не назовешь. Хотя, если бы он был, то у жеребца он явно был бы не особо высоким. И вот такой человек встал рядом со мной, окинув все вокруг своим оценивающим взглядом и заглянув ненароком в вагон, проверяя наличие свободных мест. Их не было. Пришлось ему остаться стоять в своем уголке и также, как и я, наблюдать за всем происходящим.

Снова за окном проносится остановка за остановкой. Подъезжая к городу, в тамбур и в наш клуб анонимных наблюдателей вошла красавица, готовая сойти на следующей остановке. На ней было бежевое пальто, темно-фиолетовые волосы длинною до поясницы, которые она постоянно поправляла, показывая какие они ухоженные и достойные внимания. Правда ее духи были аромата дешевого фруктового чая. На заметку: дамы, если не хотите, чтобы от вас шарахались не только комары, то спокойно можете душиться жутко бьющими в нос одеколонами.

— У тебя поразительная память!
— Щас не об этом.

Продолжим. Мы, мужская половина человечества, имеем обыкновение положить глаз на красивые формы не только такой большой механической штуки, как машина, но противоположного пола. Данным грешком страдают многие и описанный мною жеребец не был исключением. Вонзившись взглядом в стройную спину красавицы, он смаковал ее. Каким-образом? Промолчим на этот счет. В общем, он задумал что-то сделать и сделал. Поезд остановился, автоматическая дверь открылась, и красавица выпорхнула на свежий воздух. Немного помедлив, жеребец постучал свои копытом о железный пол и выбежал за ней, оставляя за собой пыль и искры из-под подков. Снова тамбур заполнила пустота.

— Осторожно, двери закрываются! Следующая станция N, — механически проговорил женский голос в динамик громкоговорителя. Двери закрылись, поезд тронулся, но я все же решил найти взглядом этих двух людей, которые мгновением назад находились рядом со мной. Интересно же узнать финал истории, если он, конечно, был. А он был.

Медленно набирая скорость, поезд отправлялся дальше по своему маршруту, обгоняя идущих по станции уставших пассажиров. Вот очертания знакомых мне красавицы и жеребца. Жеребец нависает над ней, как скала над пешим путником. И вдруг красавица размашисто поднимает свою ручку и дает сильную пощечину нашему отважному герою. Темнота поглощает нашу парочку и опустевшую станцию. Не легко нынче жеребцам.

0 комментариев