Последний фокус каджита

И никто его не раскрыл

Дитрум

Предисловие от автора: 

Этот рассказ - вторая часть моего фанфика по The Elder Scrolls Online “Здесь был каджит”. Изначально я планировал дописать продолжение исключительно для себя, к публикации этот текст не планировался. Но, на форуме и в социальных сетях читатели задавали вопросы на тему того, будет ли продолжение. Я не могу сказать, что было так уж много вопросов, но человек 40-50 поинтересовались. Вот именно для ни них и для всех тех, кому понравилась первая часть, написано продолжение.





- Ты жульничаешь!

- Да как ты могла такое подумать? – Возмущению Каджита не было пределов. – Я никогда не жульничал в карты, верно Борода?

- Угумсь, - ответил капитан. – Просто он везучий.

- А ты вообще молчи, дылда, - раздраженно ответила ему Смерть. - Думаешь, я поверю двухметровому бородатому громиле-контрабандисту со стеклянным глазом? Я таких на своем веку навидалась предостаточно. А еще эта твоя татуировка на лысине… - Поджав губы, добавила она таким тоном, словно это было самым страшным из грехов Бороды.

- Не любит она меня, - притворно вздохнул он, закатывая глаза. – А ведь я к ней со всей душой.

- Да чтобы у меня хвост отпал, если я жульничаю! – Воскликнул Каджит.

Рядом с ним лежал балахон Смерти, ее черная коса с острым лезвием и мешочек с монетами. Сама же Смерть с недовольным лицом сидела напротив него. К удивлению Каджита, она оказалась не древней старухой или черепом с костями, а юной красивой девушкой, курносой, с веснушками на лице и милыми ямочками на щеках. Выдавали ее только глаза, холодный взгляд которых, казалось, пронизывал насквозь. Черное кружевное белье скрывало под собой такие формы, что не знай Каджит, кто она такая, точно бы приударил за ней.

- Ну что, отыгрываться будешь?

- У меня больше ничего нет, - раздраженно ответила Смерть.

- Ну, я думаю, что могу поставить косу, балахон и монеты против того, что на тебе сейчас надето, уверен, что его можно загнать за хорошую цену, - предложил Каджит. – Особенно, если сказать, кому именно это принадлежало.




На лице Смерти отразились мучительные раздумья, но все-таки предложенная ставка была уж слишком соблазнительной.

- Ладно, я в игре. Но учти, будешь жульничать – обращу в прах.

Спустя пятнадцать минут они открыли свои карты.

- Да не может этого быть! – Воскликнула она, увидев расклад Каджита.

- Что поделаешь, - пожал он плечами, - сегодня удача на моей стороне.

- Я это, короче, того, не могу отдать, - замялась вдруг Смерть. – Не хватало еще, чтобы меня всякие проходимцы голой видели.

- Так, а мы не люди что ли? – Подмигивая Каджиту, участливо спросил у нее Борода. – Мы ж не садисты какие, над девушкой издеваться.

-Точно, - подхватил Каджит, следуя намеченному плану. – Мы джентльмены. Поэтому предлагаю обмен, ты нас воскрешаешь, а я тебе долг прощаю и даже вещи твои верну.

- Где же вы взялись на мою голову! – воскликнула Смерть. - Жила же себе спокойно, переводила всех на другую сторону, горя не знала. Нет, надо было вам появиться и все испортить. И как вас в мире смертных терпели?

- Мы обаятельные, - сверкнул улыбкой Борода. – Поэтому всем нравимся.

- Да, так нравитесь, что вас сюда отправили, - мрачно усмехнулась Смерть.

- Ну, вот и верни нас назад, раз мы так тебе мешаем, - предложил Каджит.

- Ладно, - приняла решение Смерть. – Договорились. Давай сюда мои вещи.

Облачившись в свое одеяние, она обвела взглядом окружающее пространство, которое с момента смерти Бороды и Каджита не изменилось. Унылая серая равнина, над которой стелился легкий белый туман.

- Скучное все-таки Небытие, - заметил Борода.

- Могу перевести вас на ту сторону, там будет поинтереснее. Подумайте, это последнее предложение, - воспользовалась шансом выполнить свою работу Смерть.

- Нет! - Синхронно воскликнули Каджит и Борода. – Нам пока и здесь неплохо.

- Ну, вы сами напросились, - ледяным тоном ответила она, открывая перед ними слепящий белым светом круглый портал. – Учтите, ваше воскрешение – это парадокс, а парадоксы никто не любит.

- Как-нибудь справимся, – пожал плечами Каджит.

- На моей памяти еще никто не справлялся, но, зная вас, скажу, что возможно вы станете первым исключением из правил, - в голосе Смерти проскользнули теплые нотки.

- Ба! Да она же не хочет, чтобы мы уходили! – воскликнул Борода. – Никак приглянулись мы тебе?

- В мире смертных прошло уже пять лет, твоя жена, Борода, снова замужем, твой сын вырос и почти не помнит тебя. Ты умер, Борода. Вот от чего я пытаюсь вас отговорить.

- Я давно уже развелся с женой, задолго до своей, хм, смерти. Сына не видел многие годы. Это плата за то, что я сделал ради их спасения. В какой-то момент мы с ней поняли, что любви больше нет, и каждый пошел своей дорогой. Сын презирает меня за то, кто я есть, и я не виню его в этом. Поэтому, Смерть, я хочу вернуться. Это шанс начать все с чистого листа. Новая жизнь.

- Я бы тоже не отказался от новой жизни, тем более, что обо мне вряд ли вообще кто-то помнит, - добавил Каджит.

- Да идите уже, сил вас терпеть нету! – Раздраженно топнула ногой Смерть. - Вас ничем не проймешь.

- Ладно, бывай. Еще свидимся, - кивнул Каджит.

- Обязательно свидимся, - грустно улыбнулась Смерть. – И ты, это, карты прихвати с собой, должна же я хотя бы раз у тебя выиграть.

Поклонившись, Каджит и Борода шагнули в портал. Стоило им исчезнуть, как рядом со Смертью появилась высокая статная женщина с длинными рыжими волосами. Она была одета в просторное бирюзовое платье, сотканное из тысяч тонких нитей, скрепленных между собой чем-то вроде паутины. Шлейф платья уходил далеко за горизонт. В руках у нее было достающее до земли белое полотно. Золотыми вязальными спицами она добавляла к нему все новые и новые петли.

- Так не должно быть, - сказана она. – Мне это не нравится.

- Да, не должно, - подтвердила Смерть.

Некоторое время они обе стояли и молча смотрели на открытый портал.

- Я этого не потерплю, - наконец сказала рыжеволосая гостья. – Они должны быть наказаны.

- Сделай исключение, – попросила Смерть.

- Да кто ты такая….

- Я Смерть! Я конец всего сущего, я черта, которую подводят, я итоговая сумма, я приду за каждым, и когда-нибудь я приду за тобой. Ты хочешь, чтобы я пришла как друг или как враг?

- Ладно, чего сразу кричать-то, - поспешно ответила гостья. – Мы с тобой старые подруги, неужели мы не найдем компромисс? Накажу одного, и более того, предоставлю им выбор. Так сойдет?

- Хорошо Судьба, я согласна, - сменила гнев на милость Смерть.

- Ну вот, а теперь пошли со мной, там такой случай произошел – один маг-призыватель отправился в прошлое в гости к самому себе. Там он с собой выпил, повздорил, и в итоге сам же себя и убил, в результате чего возник парадокс. С одной стороны интересно, а с другой – я не люблю парадоксы, ты же знаешь.

- Действительно интересно. Ну, пошли посмотрим, что там можно сделать, - согласилась Смерть, беря ее под руку.


***


- Не могла нас до города подкинуть, - недовольно бормотал Каджит, поднимаясь на ноги.

- Скажи спасибо, что вообще отпустила, кроме того, она могла бы нас не на мягонький песочек пляжа выкинуть, а посреди океана, – заметил Борода. – Зато она нам оружие вернула.

- Да, за это ее, пожалуй, стоит поблагодарить, - согласился Каджит, проверяя кинжалы на поясе. – Знать бы еще, где мы находимся.

- Ну, так пойдем, выясним.

Засунув за широкий пояс свою абордажную саблю, Борода решительным шагом направился вперед. Каджит последовал за ним. С первых же минут возвращения где-то в глубине души у него поселилась смутная тревога и тоска, усилием воли он старался отогнать их подальше, но получалось так себе.

Продравшись сквозь густые заросли кустарника, они перебрались через невысокий пологий холм, густо поросший травой, и вышли на утоптанную грунтовую дорогу. Кинув монетку, двинулись на восток.

Внезапно Борода предостерегающе вскинул руку:

- Стой! Слышишь?

Каджит замер. Откуда-то слева доносился голос, монотонно повторяющий фразы на грубом, неприятном языке.

- Поганый язык, - шепнул Каджит. – От тех, кто на нем говорит ничего хорошего ждать не стоит.

- Все равно, пойдем посмотрим, - предложил Борода. – Узнаем, где находимся, ну, или барахлишком каким обзаведемся.

Тихо, словно мыши, они двинулись вперед, сквозь высокие кусты и деревья. Засев за большим кустом с широкими листьями, Каджит очень аккуратно выглянул вперед, и тут же отшатнулся. Посреди поляны, в центре круга, выложенного из древних исписанных рунами камней, распростерлась ниц фигура в красном балахоне. Перед ней в землю были вбиты столбы, на одном из которых к своему ужасу Каджит узнал привязанную Фэллу. Лесная эльфийка была без сознания, ее испачканное в грязи длинное зеленое платье было порвано в нескольких местах, на боку виднелось кровавое пятно. У альтмера, привязанного ко второму столбу, было перерезано горло, кровь стекала вниз, образовав большую лужу

- Кажется, мы вовремя, – шепнул Каджит Бороде. - Там некромант собирается принести в жертву Фэллу.

- Ба! Знакомая?

- Типа того, - подтвердил Каджит. – Мы с Храмовником как-то встретили ее по пути в Шиммерин. Вообще-то ее зовут Фэллор, но она предпочитает, чтобы ее звали Фэлла.

- Тогда ты, как самый шустрый, отвлекаешь, а я выжду удобный момент и прикончу его, - предложил Борода.

Больше не таясь, Каджит вышел из-за кустов и пошел прямо к фигуре некроманта.

- Кгхм, - откашлялся он. – Простите, а вы не подскажете, как пройти в Библиотеку Псиджиков?

Реакция у некроманта оказалась отменной. Вскочив на ноги, он с разворота метнул в Каджита хохочущий горящий череп, затем еще один и еще. Каджиту пришлось прыгать по земле, словно заяц, но некромант не ограничился черепами, и вскоре в Каджита ударила молния, с которой он чудом разминулся. Вторая опалила ему бок и отбросила на пару метров в сторону.





Воздев руки вверх, некромант произнес короткое слово, и рядом с ним появились два скелета-мага с огненными мечами в руках. Повинуясь неслышному приказу, слуги некроманта ринулись на Каджита. Перекатившись между ними, он чиркнул кинжалом по хребту одного из скелетов, рассекая его пополам. Он уже имел дело с подобной нежитью, и знал их уязвимые стороны. Второй скелет высоко поднял меч, но Каджит ударил его ногой в грудь, отбрасывая от себя. Отпрыгнув от очередного хохочущего черепа, он подбежал к поднимающемуся на ноги скелету и обрушил на него оба кинжала.

Некромант рассвирепел. Окутавшись мутной белой пеленой, он на мгновение исчез из виду, а когда пелена рассеялась, на его месте стоял разъяренный костяной дракон. Открыв пасть, он заревел и выпустил в сторону Каджита длинную струю пламени, по пути превратившую в пепел столб с мертвым альтмером. В последнюю секунду Каджит успел отскочить, и тут же принялся сбивать огонь с рукава дублета.

Позади дракона, никем не замеченный, показался Борода. Мгновенно развив огромную скорость, которой никак нельзя было ожидать от человека его комплекции, он обрушил тяжелую абордажную саблю на шею дракона. Отрубленная голова покатилась по земле. Тело дракона подернулось рябью, и вскоре у его ног лежал обезглавленный некромант.

- Мог бы и раньше появиться, - недовольно пробормотал Каджит. – Еще чуть-чуть и я бы опять со Смертью в карты играл.

- Ба! Да ты спасибо скажи, что я в нужный момент появился, а то мы оба вернулись бы в Небытие. Ладно, давай подруге твоей поможем, что ли.

Они развели костер, уложили рядом Фэллу. Раны ее оказались несерьезными, дышала она ровно и глубоко. В себя она пришла через пару часов, и долгое время пристально смотрела на Каджита.

- Я думала, ты умер.

- Ну, как видишь, - развел руками Каджит. – Ты же знаешь, я со всеми могу договориться. Кстати, а это вот мой друг, Борода.

Фэлла приветливо кивнула Бороде, все еще продолжая удивленно смотреть на Каджита.

- Недавно я видела Храмовника и Кер'Ру, он то и рассказал мне о том сражении, и как ты их спас.

-Никого я не спасал, - поморщился Каджит. – Оно там само рвануло, верно Борода?

-Истинно так, дурные мы что ли, спасать кого-то, - ответил тот таким тоном, что сразу стало ясно, уж он-то никого спасать не собирается.

Судя по выражению ее лица, она им не особо поверила.

-Вот, лютню твою нашли, - протянул ей инструмент Каджит.

На лице Фэллы засияла улыбка:

- А я уж думала, что потеряла ее навсегда. – Она нежно тронула струны, проверяя звук. – Я много думала о том, что мне рассказал Храмовник, а затем как-то в дороге на ум пришли строки песни. Это тебе, Каджит:


Я был судьей, но в итоге я стал палачом,

Под плащом спрятал книгу законов.

Совесть в изодранном платье

Мне подарила свободу.

Смерть заблудилась в петле,

Возмездие сгинуло в воду.


Я наплевал на мнение Высших богов,

И нет оков на моих запястьях.

Но продолжаться все так не могло:

Кто-то выхватил меч и оставил меня без пальцев...


 - Ох! Хороша песня, - одобрил Борода. – Грустная только, такую петь нужно в компании друзей, под кружку доброго грога.

Каджит задумчиво смотрел на огонь костра. Ему казалось, что над ним зависла огромная волна, готовая в любой момент обрушиться вниз, сметая все на своем пути. Усилием воли отогнав дурные предчувствия, он сказал:

 - Спасибо. Никто и никогда не писал для меня песен. А Храмовник случайно не сказал тебе, куда они шли?

- У принцесс Ллесандры и Ллекиллы недалеко от Даггерфола, что находится в Гленумбре, есть большое поместье, которое в народе называют просто «Вид на Даггерфол», потому что вид оттуда открывается действительно впечатляющий. Через месяц там будет большой праздник.

- О! Добрую гулянку я люблю, может, двинем туда все вместе? – Предложил Борода.

- Да, немного подумав, я тоже решила туда наведаться. Ведь где праздник – там всегда нужны менестрели. Я как раз туда шла, когда меня этот некромант поганый схватил, - рассказала Фэлла. - Кстати, спасибо вам за то, что спасли.

- Обращайся, - усмехнулся Каджит, всем своим видом демонстрируя, что сражение с некромантом - это такой пустяк, о котором и говорить не стоит. – Если честно, мы с Бородой пока не знаем, где находимся.

- Ауридон, мы в трех днях пути от поселения «Разбитая роща», а оттуда уже рукой подать до Скайвотча.

- Если я смогу достать новый корабль, то до Гленумбры мы доберемся без проблем, - сказал Борода. – В Даггерфоле хороший порт, а оттуда до поместья рукой подать.

- Значит, идем искать корабль, - поднимаясь с земли, сказал Каджит. Минуту покрутился на месте, определяя направление, и бодро зашагал вперед.

- Разбитая роща в другой стороне, предводитель, - рассмеялась ему вслед Фэлла.

 - Я проверял, нет ли поблизости врагов, - нашелся Каджит и резко повернул в другую сторону, словно так и было задумано.

 - Вы идите, а я догоню, мне тут это, костер уже давно хочется потушить, - сказал им вдогонку Борода.




Разбитая роща оказалась средних размеров поселением, обнесенным каменной стеной. Арку с хлипкими воротами охранял дюжий молодец с копьем. Фэллу здесь знали, поэтому пропустили без лишних вопросов. Они пришли как раз в тот момент, когда все жители собрались вокруг большого обоза на городской площади. Обоз был доверху загружен всяким скарбом и охранялся десятком воинов. Хотя скорее они напоминали обычных мужиков, впервые взявших в руки мечи и копья.

- Доколе? Доколе мы будем это терпеть? – Взобравшись на обоз, вещал высокий лысый альтмер с небольшой черной бородкой, заплетенной в косичку. Одет он был в роскошный, но при этом строгий костюм для аристократов, состоящий из длинного светлого камзола, окантованного по краям золотистой вышивкой, и светлых широких штанов, заправленных в сапоги из кожи хорошей выделки. На груди у него красовался медальон старосты. – Да где же это видано, чтобы половину нажитого добра запросто так отдавать! Пора это прекратить.

 Судя по мрачным физиономиям собравшихся, энтузиазм старосты никто не разделял.

 - Вот ты и прекрати, - крикнул чей-то мужской голос из толпы.

- Своего сына в столице спрятал, от беды подальше, а наших на верную гибель послать хочешь? – сварливо добавила высокая эльфийка.

Растолкав толпу, Каджит взобрался на обоз, подвинув плечом старосту.




 - И действительно, староста, как вы собираетесь решать эту проблему? – напустив на себя начальственный вид, спросил он, обводя грозным взглядом толпу. – Слухи о том, что тут творится, дошли уже даже до нас!

- А вы, собственно, кто…., - приосанившись, попытался спросить староста, но Каджит не дал ему договорить, якобы случайно столкнув его на землю.

- Меня прислали оттуда, - закатив глаза и напустив на лицо благоговейное выражение, сказал он. – Со мной прибыл отменный боец, а чтобы я не скучал в дороге, ко мне приставили менестреля Фэллу, впрочем, с ней, как я заметил, вы уже знакомы.

Люди посмотрели на Каджита, потом на Бороду и стоящую рядом с ним Фэллу. Она порывалась что-то сказать, но Борода цыкнул на нее и крепко схватил за руку:

- Доверься Каджиту, он знает, что делает.

- Ну, наконец-то хоть кого-то прислали! – визгливым голосом воскликнула костлявая женщина с длинным носом. – Мы ужо сколько в Скайвотч писали, да все без толку, ан нет, услышали нас власти.

- Да! Наконец-то кто-то это безобразие прекратит! Хватит с нас это терпеть! Староста ничего не может поделать, – послышались одобрительные выкрики и жалобы из толпы.

- Поскольку до нас доходили лишь обрывочные слухи, прошу вас рассказать в подробностях, что здесь происходит, - громко приказал Каджит.

- Да что тут рассказывать, ваша милость, - вперед вышел юноша лет двадцати, державший в руках меч, словно палку. - Дракон у нас объявился. С виду обычный, и не шибко злой. Как полагается, потребовал девственницу. А мы ж люди простые, порядки знаем, хоть и тяжко на такое соглашаться, а с Драконом ссориться - себе хуже будет. Вот мы ему Мару и отдали, да она и сама была не против.

- И кто такая эта Мара?

- Ну, в общем, она…нордка, в честь богини назвали ее кажись...ну и этого, того короче… - замялся вдруг парень. – Дом тут купила, очень умная и хорошая. А, что самое главное, молодуха она и без жениха, а значит Дракону подходит.

- Любили мы ее очень, упрашивали не идти, но она нас не послушала, - добавил староста полным страдания и боли тоном.

Каджит не поверил им обоим ни на йоту.

- Ладно, и что дальше?

- Поначалу все ладно было, а потом Дракон словно с цепи сорвался, озверел совсем, принялся с нас дань требовать, чтобы половину нажитого отдавали, а еще урожай и скотину забирает. Всех несогласных огнем пожег. Жития нам от него нету никакого, - принялся жаловаться староста. Люди в толпе согласно закивали.

- Что у вас тут в повозке? – спросил Каджит.

- Да все, что успели собрать, сами посмотрите, ваша милость, – предложил юноша.

Каджит подозвал Бороду и вместе они принялись изучать содержимое повозки.

- Как думаешь, на новый корабль хватит?

- Ну, если сторговаться как следует, плохонькую посудину можно будет купить, - почесав лысину, ответил Борода.

- Так, слушайте меня, - вновь забравшись на телегу, прокричал Каджит. – Как вы понимаете, там, откуда меня прислали, просто так ничего не делают. Соберете еще столько же, как в этой телеге и отдадите все мне, а я за это решу вашу проблему с Драконом.

Народ роптал, староста принялся жаловаться, что поселение у них бедное, но Каджит стоял на своем и вскоре они ударили по рукам.

- Где искать этого вашего Дракона? – спросил Борода.

- К югу отсюда есть старые скалы, у подножия самой высокой увидите вход в огромную пещеру, вот там он и живет. Два дня пути всего, - подсказал староста.


***


- Ты обманул этих альтмеров. Тебя никто не присылал, - недовольно сказала Фэлла. За день пути она, так или иначе, выразила свое недовольство четыреста семнадцать раз. Каджит считал. Борода посмеивался в бороду и молчал.

- Я просто не сказал им всей правды, - пожал плечами Каджит. – А нам нужны деньги.

- Да, но как ты собрался справиться с настоящим Драконом? – поинтересовался Борода. – Это тебе не какой-то вшивый некромантишка.

- Я еще думаю над этим, - поморщился Каджит. На самом деле он решил, что план придумает на месте. – Пока давайте устроим привал, здесь быстро темнеет.

Они разожгли костер, поужинали жареной свининой с хлебом, которыми их снабдили жители поселка. Каджит с Бородой распили на двоих небольшую бутылку выдержанного виски «Ясноглазка», позаимствованного из припасов старосты. Фэлла от крепких напитков отказалась, предпочтя ягодный сок.

Первым вызвался дежурить Борода. Глубокой ночью он разбудил Каджита, а сам лег на его место и мгновенно заснул.

Каджит сидел у огня, слушая ночь. Где-то треснула ветка, кто-то возмущенно пискнул, вдалеке послышался грозный рык и тут же правее него кто-то испуганно хрюкнул. Ночные птицы проводили тихую перекличку, стараясь не привлекать лишнего внимания. Каджит слушал и размышлял. Тоска, острой иглой засевшая в душе, не желала уходить. Ему казалось, что он получил что-то взаймы и рано или поздно придет время отдавать долг. Больше всего в жизни Каджит не любил две вещи – отдавать долги, и когда ему врут те, кому он доверяет. Но так уж сложилось, что ему постоянно приходилось сталкиваться и с тем и с другим. Поэтому тех, кому он мог бы довериться, уже практически не осталось, а кредиторы преследовали его по всему Тамриэлю.

Задумавшись, он не заметил, как вокруг смолкли все звуки. Затих даже храп Бороды. Подняв голову вверх, Каджит заметил застывшую в воздухе летучую мышь.

Прямо перед ним в темноте появилось яркое свечение, из которого на траву шагнула высокая красивая женщина с распущенными длинными рыжими волосами. В руках она держала вязание. Спицы постоянно двигались, добавляя к нему все новые и новые петли. На ней было надето бирюзовое платье, сотканное из тончайших нитей, которым не было числа.

- Ну, здравствуй, Каджит.

- И тебе не хворать, присаживайся, у нас для всех хватит места, - предложил Каджит, напустив на себя невозмутимый вид, словно ничего необычного не происходило, хотя на самом деле впервые в жизни ему было настолько страшно. Он чувствовал неизмеримую мощь гостьи, это было словно стоять рядом с Солнцем, и, что было еще страшнее, он ее узнал.

Гостья стала прямо перед ним, он тоже поднялся на ноги.

- Я вижу, что ты узнал меня, - сказала она, с интересом рассматривая Каджита. – А ты тот еще фрукт, мало того, что Смерть тебя отпустила, так еще и привет передавала. Чем же ты ее так заинтересовал?

- Своим обаянием, - улыбнулся Каджит, но взгляд его остался серьезным.

- Возможно, - кивнула Судьба. – Поэтому я пошла на уступки. Ваше воскрешение нарушило законы, которые я поддерживаю. Мне это не нравится и вы должны быть наказаны. Но, накажу я только одного из вас. Тебе выбирать кого.

- Это сложный выбор, - осторожно заметил Каджит. – Ты предлагаешь мне сделать твою работу.

- Вот именно. Это часть наказания. Я могу наказать тебя, Каджит, могу его, - кивнула она в сторону Бороды. - Но, ты можешь переложить вашу общую вину на чужие плечи. Подумай, Каджит, с тех пор, как тебя выгнали с твоей родины, ты всегда был один. Ты всю жизнь воровал и выполнял заказы Черной Руки. Твоим домом стали бесчисленные бордели, в которых ты оставлял то, что украл. Любил ли ты хотя бы одну из шлюх, что спали с тобой? Ты вступал в гильдии воров и убийц, но стали ли они для тебя домом? Борода вскоре отправится в дальнее плаванье, Храмовник помимо своей святости, сейчас слишком занят, и ты для него всего лишь очередная заблудшая душа. Для принцесс Ллекиллы и Ллесандры ты никогда ровней не был, хоть глотку серенадами сорви. Ах, да, чуть не забыла - Кер’Ра, но у нее сейчас другая жизнь. Так кого тебе жалеть Каджит? Назови мне любое имя и на него падет мой гнев, а вы с Бородой будете свободны.

Слова Судьбы каленым железом жгли душу Каджита, собрав всю свою волю в кулак, он ответил:

- Хорошо, быть может ты права и я одиночка, которому некого жалеть, но даже у меня есть понятия о чести и достоинстве. Пусть они и далеки от общепринятой морали. Да, я торгую скумой. Не колеблясь, я перережу глотку спящему, украду последний медяк у нищего и пройду мимо умирающего. Но за свои деяния отвечаю только я сам. Мы с Бородой вернулись с того света, значит нас и наказывать. Говоришь, один получит счастливую жизнь, а второй останется ни с чем?

- Именно так, - подтвердила Судьба. – Я готова сделать для вас даже больше. Помимо счастливой жизни, одному из вас всегда будет сопутствовать удача, и он будет приносить счастье всем своим друзьям и знакомым.

- И больше ты никого не тронешь?

- Никого.

Порывшись в кармане, Каджит достал монету.

- Орел, - накажешь меня. Решка – Бороду. Идет?

Судьба согласно кивнула.

Каджит подкинул монету, поймал в кулак и разжал ладонь, показывая результат Судьбе.

- Так тому и быть, - кивнула она. – Выбор сделан. Прощай.

Каджит хотел что-то сказать, но вдруг в глаза ему ударило слепящее солнце, а над ухом он услышал недовольный рокот Бороды.

- Ну вот, доверил ему сторожить, а он уснул. Стареешь, Каджит.

- Старею, - согласился он, потягиваясь. Ничто вокруг не напоминало о ночной гостье. - Ладно, пошли спасать Мару и с Драконом разбираться.


***


Вход в пещеру обнаружился именно в том месте, которое указали жители селения. Огромная скала словно расступалась в стороны, образуя гигантскую, расширяющуюся к низу трещину, ведущую внутрь. В нижней точке сквозь нее при желании можно было бы протолкнуть целый корабль. Посовещавшись, герои принялись искать другой, менее заметный ход внутрь. Вскоре Фэлла обнаружила закиданный ветками и мелкими камнями ведущий вглубь проход. Им пришлось порядочно помучиться, петляя по то сужающемуся, то расширяющемуся каменному тоннелю, на стенах которого местами сохранился орнамент и даже следы укрепляющей кладки. В давние времена кто-то славно потрудился над его созданием. Проход вывел их на широкий каменный карниз, с которого открывался хороший вид.

В центре огромной пещеры суетился большой изумрудный Дракон. В хвосте у него был зажат огромный веник, которым он подметал пол. После этого он капал слюной из пасти на чистые участки, и протирал их зажатым в лапах огромным ковром, служившим ему в качестве половой тряпки. Некогда Дракон был силен и могуч, метров десять в длину, с широкими крыльями и огромной головой, украшенной острыми костяными наростами. Вдоль позвоночника шел ряд длинных шипов. Но сейчас вид у него был тот еще, Дракон порядочно отощал, кожа на крыльях местами стала прозрачной, по бокам выпирали ребра. Прекрасная изумрудного цвета чешуя потускнела и местами обвалилась, открывая взору бледную кожу.




Борода ткнул Каджита в бок и показал налево. Там, в углу пещеры, высилась груда сокровищ. Чего там только не было: стопки золотых и серебряных монет, множество дорогой, искусно украшенной посуды, изумруды, алмазы и рубины. Рядом со всем этим богатством был устроен жилой уголок. Вокруг резного деревянного круглого стола стояли несколько дорогого вида кресел, чуть поодаль находился дубовый шкаф с посудой, которой явно пользовались. Особое внимание Каджита привлекла гигантская двуспальная кровать, накрытая сверху балдахином.

 Продолжая уборку, Дракон зацепил хвостом одну из треног со свечами, которыми освещалась пещера. Звон от ее падения многократным эхом отразился от каменных стен. Втянув голову и словно бы уменьшившись в размерах, Дракон замер на месте.

 - Тварь, скотина, убью заразу! – Из-под груды одеял на кровати показалась невероятных размеров нога, затем вторая, и, наконец, перед их взорами предстала женщина, которую в селении назвали Марой.

 Каджит и Борода закрыв глаза отвернулись.

 - О Боги, ослепите меня, чтобы я больше никогда подобного не видел, - простонал Борода.

 - Как мне теперь это развидеть? Как это забыть? – тихо скулил Каджит.

 - М-да, я конечно знала, что норды весьма крупные и рослые, но чтобы настолько…- тихо ахнула Фэлла. - Да она больше троллиху напоминает, чем нордку. Можете открыть глаза, она уже оделась.

 Каджит приоткрыл один глаз и осторожно посмотрел на нордку. Росту в ней было больше двух с половиной метров. Каждый шаг вызывал рябь, проходившую по ее огромному, заплывшему от жира телу. Бесформенная фигура словно заявляла о том, что воздержание от еды и физические нагрузки были ее злейшими врагами. Обтягивающие штаны, которые лишь наполовину прикрыли ее необъятный зад и что-то не менее обтягивающее, полупрозрачное, из-под чего выпирал живот, намекали о том, что со вкусом у нее тоже есть проблемы.

 - Стол, дай че пожрать, - приказала она, сев в кресло.

 На столе появился запеченный молочный поросенок на вертеле, от которого она тут же принялась руками отрывать большие куски, запихивая их себе в рот. Громко чавкая, она одобрительно громко срыгивала воздух, запивая еду вином из появившегося на столе кубка. Ее руки и лицо были перепачканы жиром, стекающим по подбородку вниз.

 Все это время Дракон вел себя тише травы, ниже воды.

 Последний раз смачно рыгнув, Мара поднялась на ноги. В мгновение ока стол убрал остатки еды, оставив лишь кувшин с вином и серебряный кубок.

 - Ну, по крайней мере понятно, отчего местные жители так легко с ней расстались, - с отвращением прошептала Фэлла.

 - Столик у нее интересный, - глаза Каджита алчно блеснули.

 - Ты лучше думай о том, как с Драконом будешь договариваться.

 Тем временем Мара подошла к съежившемуся Дракону. В руках у нее была палка, утяжеленная на конце свинцом.

 - Я ведь по-хорошему просила тебя соблюдать тишину, – злобно прорычала она и тут же ударила его палкой по голове. – Может быть, ты не расслышал моей просьбы? Слизняк зеленый, ты живешь только потому, что приносишь мне пользу.

 Ругаясь, словно сапожник, она била его по спине, по бокам и крыльям.

 - Где эти селюки, которые должны дань привезти? Где их барахло, я спрашиваю? Почему не слетал, не проверил? Ты же знаешь, как я люблю подарки.

 Последовал новый удар. Дракон молча терпел, лишь изредка вздрагивая от особо болезненного удара.

 - Ладно, я сегодня добрая, - сменила гнев на милость Мара. – Вечером слетаешь к этому мужичью, заберешь у них дань, которую они приготовили для меня. А в наказание за задержку сожжешь пару их мелких выродков, с них не убудет, новых настрогают. А если откажутся - сожги десяток взрослых. А я, пожалуй, еще вздремну.

 Погрозив дубинкой, она повернулась к Дракону спиной, и вальяжной походкой, покачивая тем, что у нее называлось бедрами, направилась к своей кровати.

 Дракон несколько раз глубоко втянул в себя воздух, радуясь, что наказание закончилось. Внезапно глаза его расширились, и он повернул голову в сторону каменного карниза, за которым прятались Каджит, Борода и Фэлла. По всей видимости, он учуял их запах.

 - Помогите, - тихонько пискнул он, умоляюще глядя в их сторону.

 - Че ты там бормочешь погань зеленая? - Услышала его Мара.

 - Поспите, говорю, поспите, госпожа, а я пока поработаю, - поспешно ответил ей Дракон.

 - Без твоих советов обойдусь, шавка чешуйчатая, - проворчала Мара, подходя к кровати. Влезая на нее, она громко испортила воздух, что изрядно ее развеселило, отсмеявшись, она закидалась одеялами, и вскоре оттуда послышался храп.

 - Так, вы на подстраховке, а я пошел вниз, - принял решение Каджит. – Поговорю с Драконом. Если увидите, что мы делаем ноги – бегите, встретимся снаружи.

- С чего ты взял, что Дракон тебя не схарчит? – спросил Борода. – Давай башку ему снесем и делов то.

- Он попросил о помощи, - напомнила Фэлла.

- Да, и если что, он будет нам должен, так что свою задачу, так или иначе мы выполним, - согласился Каджит.

- Но как ты спрыгнешь? Тут метра четыре высоты, - спросила Фэлла.

- Я же каджит.

Сняв кожаные сапоги, он вручил их Бороде, а сам легко перепрыгнул через карниз. Мягко приземлившись на ноги, он погасил инерцию удара двумя перекатами. Впрочем, от острой боли в коленях и спине это его не спасло. С другой стороны, обычный необученный человек сломал бы тут себе ноги и шею. Буквально сливаясь с тенями, которые отбрасывали массивные треноги с горящими на них свечами, низко пригибаясь к полу пещеры, Каджит совершенно бесшумно направился к Дракону, пристально следившему за всеми его перемещениями.

- Не знала, что каджиты умеют так передвигаться, - восхищенно прошептала Фэлла. – Там же практически негде спрятаться, но при этом его почти не видно.

- Он еще и не на такое способен, - усмехнулся Борода. – Однажды он получил заказ - украсть у одного Хранителя магическое кольцо, дающее владельцу защиту. Так мало того, что он его украл, так еще успел и к его жене заглянуть, а та спросонья ничего не поняла, а когда сообразила – ей уже было не до того, чтобы бить тревогу, наоборот, пришлось сдерживаться, чтобы не услышали. В общем, Хранитель остался без жены и кольца, и контракт выполнен. Заметь – все это за одну ночь.

Фэлла ничего не осветила, только закатила глаза, говоря этим, что каджиты неисправимы. А особенно один конкретный Каджит.

- Ну че там у тебя случилось, - тихо спросил Каджит, приблизившись к Дракону.

- Да вот, - кивнул он в сторону двуспальной кровати. – Совсем замордовала.

- Так сожри ее, делов-то, - пожал плечами Каджит.

- У нее камень мой, с душой. Украла. Она знает, что у изумрудных драконов душа спрятана в большом изумруде, и кто владеет им, тот может отдавать нам приказы.

- Ладно, помогу тебе, но, потом ты поможешь мне, уговор? – предложил Каджит.

- Уговор, - согласился Дракон. Судя по его виду, он уже был согласен на все.

 - Где камень?

- Да вон в той куче, самый большой изумруд наверху.

- Не понял, - удивился Каджит. – Если он там лежит, почему взять не можешь?

- Мара приказала не трогать. Это типа шутка такая, я не могу нарушить приказ.

- Ясно, жди тут.

Каджит медленно и совершенно бесшумно пошел в сторону сокровищ. Учитывая размеры пещеры, обычным шагом ему на это понадобилось бы минут пять, но в итоге он преодолел это расстояние минут за двадцать. Если бы присутствующие не знали о нем, вряд ли кто-то смог бы его заметить.

Приблизившись к сокровищам, Каджит высоко поднял одну руку собираясь схватить огромный изумруд, размером с кулак. И пока все взгляды были сосредоточены на этом, другой рукой он сделал три быстрых движения, которые никто не заметил. Помедлив секунду, Каджит схватил огромный изумруд, который показал ему Дракон. На ощупь камень был теплый, словно живой, и Каджит сразу же почувствовал прямую связь с Драконом. Словно на мгновение он стал с ним единым целым.

- Воры! Воры! Воры! – вдруг закричал волшебный стол. – Спасите! Помогите! Последнего лишают!

Пулей выскочив из под одеял, Мара схватила дубинку и огромными шагами понеслась к Каджиту.

- Мое! Это все мое! Ворюга проклятый, - орала она, размахивая дубиной.

Ничуть не растерявшись, Каджит кивнул Фэлле и Бороде, приказывая им возвращаться на поверхность, а сам побежал к Дракону. На полпути его перехватила Мара. Дубинка высекла искры из каменного пола в том месте, где он только что находился. Он ловко ушел в сторону, затем перекатом прыгнул вперед и помчался со всей доступной ему скоростью. Норды известны всем не только своими размерами, но и силой. Несмотря на свою комплекцию, и, как считал Каджит плохую физическую форму, Мара ко всему этому еще и обладала недюжинной скоростью. Догнав его, она снова атаковала, он пригнулся, пропуская удар над головой, и закружился в танце, уворачиваясь от дубинки.

В принципе, он мог бы ее убить. Достаточно было взять в руки кинжалы, и Мара была бы мертва через пару минут. Каджит не был обременен моралью либо излишним состраданием к ближнему своему. Храмовнику так и не удалось привить ему эти качества. Каджиту уже приходилось сражаться с женщинами и даже убивать, но он этим не гордился. И не хотел повторять это сейчас. Поэтому он был вынужден танцевать вокруг Мары, исполняя акробатические номера, чтобы не попасть под удар дубинки.

- Амулет! – услышал он в своей голове голос Дракона. – Забери у нее амулет.

Каджит достал кинжал, изловчившись, чиркнул лезвием по кожаному ремешку на огромной толстой шее Мары. Круглый медный амулет с непонятным символом внутри покатился по полу пещеры. Схватив его в руки, Каджит отпрыгнул подальше от Мары и побежал к Дракону.

Мара ринулась за ним, но вскоре у нее появилась сильная одышка, она начала отставать, пока не остановилась совсем. Тяжело дыша, она села на пол, по лицу ее градом катил пот.

 - Гони! Гони! – Крикнул Каджит, взбираясь на спину Дракона, и верхом на нем ринулся к выходу из пещеры.

 - Этот амулет давал ей силу и выносливость, - мысленно пояснил ему Дракон.

 На выходе из пещеры Каджит приказал Дракону остановиться. Размахнувшись, он швырнул назад амулет.

- Зачем? – спросил Дракон.

- Пусть лучше будет у нее, чем попадет в руки кому-то куда более худшему, чем она.


***


- И как угораздило-то тебя? – участливо спросила Фэлла у Дракона.

Они сидели у костра, предварительно отойдя как можно дальше от пещеры. Дракон стоял чуть в стороне, чтобы своим дыханием не потушить костер.

- Прилетел я сюда из Драконьего края, хотел новые земли посмотреть, своей жизнью пожить, - выдохнув струйку дыма, ответил он. – С собой я прихватил только свои сокровища и книгу «Руководство для Драконов, путешествующих по Тамриэлю», поскольку опыта у меня особого не было. В книге было написано, что я должен обустроить свою пещеру, перенести туда все свои сокровища, а затем начать запугивать местное население, чтобы они кормили и поили меня. Ну и обязательно красивую девственницу стребовать с них.

- Зачем вам, драконам, вообще нужна девственница? – Поинтересовался Каджит. – Жрете вы их, что ли?

- Ну, в голодные времена и съесть можем, - признался Дракон. – Но вообще, кто-то же должен убирать в пещере – мыть, подметать, за моей чешуей следить, развлекать меня всячески, музыкой там или танцами. А девственница – потому что она не может убить дракона, ну вообще никак, магия защитная на всем нашем роде, еще от Первого Дракона. Да и мы ж не звери какие, поработает она у нас год-два, и отпускаем домой, еще и приданого дадим. Люди-то знают, поэтому многие считают удачей дочку Дракону в услужение отдать, вернется назад еще краше, да еще и с приданым.

- Но у тебя что-то явно пошло не так, - заметил Борода.

- Ну, в книге написано требовать «красивую девственницу», я пропустил слово «красивую» и мне дали Мару, которая к тому моменту уже замордовала все это проклятое поселение. В принципе, мне-то все равно, лишь бы работала исправно и развлекала меня. Но она, как оказалось, происходит из древнего рода охотников на Драконов. Она долго задавала невинные наводящие вопросы, пока не узнала, где я прячу свой камень с душой, а затем украла его. С его помощью она заставляла меня грабить окрестные поселения, нападать на караваны, и сжигать тех, кто отказывался слушаться. На поверку она оказалась злобной эгоистичной садисткой, которая в своей жизни больше всего любит есть, спать и командовать. Убить меня она все равно бы не смогла, но вот командовать - запросто.

- М-да, попал ты, брат, конкретно, - резюмировал Борода.

- Но теперь, будь добр, оставить этих людей в покое, у меня с ними договор. А за это я верну тебе твой камень, - предложил Каджит.

Дракон с облегчением выдохнул струйку огня.

- Если я получу свободу, то с радостью уберусь отсюда к себе на родину и больше никогда сюда не вернусь. Вот только Мара, боюсь, местным еще не раз кровь будет портить.

- А это уже не наша забота, - заявил Каджит, возвращая Дракону изумруд с душой. – Я им обещал решить проблему с Драконом, и я ее решил.

- Ну что ж, друзья, спасибо, что не оставили в беде, надеюсь, что когда-нибудь смогу вас отблагодарить как следует, - сказал Дракон, прощаясь.

- Погоди еще минуту, пока вы тут говорили, я сочинила для тебя песню, - беря в руки лютню, сказала Фэлла.


Жил на горе дракон, и никого не трогал,

Целыми днями спал, видел хороший сон.

Мимо текла река, в город вела дорога,

Город вообще не знал, что на горе - дракон.


Переверни страницу, лай-ла-ли-лом, ла-ли-лэ,

Что-то ему приснится в следующей главе?

Что-то ему приснится, лай-ла-ли-лом, ла-ли-лэ,

Что-то должно случиться в следующей главе.


- Я запомню эту песню, спасибо, - низко склонил голову Дракон. Взмахнув крыльями, он поднялся в ночное небо и вскоре исчез из виду.

Забрав причитающиеся плату у местных жителей, под бурные овации они покинули Разбитую рощу, и через пять дней прибыли в Скайвотч.






Пока Борода подыскивал подходящий для покупки корабль, а Фэлла выступала на площади, Каджит вспомнил, что в таверне «Колючий крюк» работают две каджитки, с которыми он давно не виделся. Дружеская встреча длилась неделю, пока Фэлла не разогнала каджиток и пинками выгнала его из номера.

- Ну вот, я, можно сказать, только заново родился, а тут ты меня чуть не убила, - обиженно пробормотал Каджит по дороге к причалам.

- Наоборот, я тебя спасла, а то умер бы ты там, от..хм..переутомления, - рассмеялась Фэлла.

Борода встретил их у входа на причалы.

- Денег на покупку корабля не хватило, - широко улыбаясь, сообщил он им.

Каджит недоуменно посмотрел на него:

- Тогда не пойму, с чего ты такой счастливый?

- Я тут подумал – может это судьба, что мне не удается корабль купить? Знак, что пора изменить свою жизнь. Я и так уже достаточно наплавался, пора мне сесть на мель, остепениться.

- Ты, Борода, полон сюрпризов, не ожидала от тебя такого. – Фэлла подошла к нему и крепко обняла. – Это важное решение, поздравляю.

Каджит задумчиво посмотрел на него и ничего не сказал.

- Предлагаю пешком добраться до Вульхельского дозора, а там уже мы сможем купить место на корабле, идущем в Даггерфол, - предложила Фэлла.

На том и сошлись. Лошадей решили не покупать, торопиться им было некуда. Шли пешком, останавливаясь на ночлег в редких рощах либо возле небольших озер. Борода оказался превосходным рыболовом, поэтому рыбы у них было вдосталь. Кроме того, у них хватало вяленого мяса, хлеба и вина, которое они закупили в Скайвотче.

В двух дня пути они остановились на ночлег в разрушенной часовенке, выстроенной в честь какого-то давно забытого бога. Развели костер, поужинали, Каджит и Борода выпили эля «Лесной мамонт», Фэлла пригубила немного вина. Никому не спалось. Молчали, глядя на огонь. Борода думал о небольшом двухэтажном домике, где-нибудь недалеко от большого озера, о будущей хозяйке этого домика, и, кто знает, детском смехе, который услышат его стены. Каджит чувствовал, что нависшая над ними волна, которую он все это время ощущал как смесь тревоги, страха и тоски, пришла в движение. Еще чуть-чуть, и она обрушится им на головы, не щадя никого. Другой на его месте впал бы в уныние, но Каджит вместо этого пытался придумать хоть какой-то мало-мальски пригодный план.

Внезапно вокруг сильно похолодало, изо рта вырывались облачка пара. Все пространство вокруг часовни заполонил белый клубящийся туман, ткущий перед ними невероятные картины. В тумане мелькали фигуры диковинных животных, похожих на тигров с собачьими мордами, звенели мечами воины в белых латах, слышались чьи-то крики и ржание лошадей. Потом все это исчезло, а из тумана к ним вышла высокая фигура рыцаря, закованного в отливающие серебром доспехи.

Каджит выхватил кинжалы, и смело шагнул ему навстречу. Вслед за ним с саблей в руках вышел Борода.

- Кто ты такой, назовись, - потребовал Каджит. Внутренне он был спокоен и собран, если бы незваный гость сделал хотя бы одно резкое движение, он бы его атаковал не задумываясь.

- Имя мое – Король Чума, - холодно ответил ему голос, похожий на шелест листьев. – Вы, смертные, так боитесь меня, что вычеркнули мое имя из своих книг, разрушили все капища и алтари. Малейшее воспоминание обо мне заставляет содрогаться от ужаса ваши жалкие души. Вы делаете вид, что забыли, до тех пор, пока я не нагряну с визитом в ваши дома. И только тогда, воя и моля о пощаде, вы вспоминаете, кто я такой. Сегодня вы трое нарушили мой покой, и будете за это наказаны.

- А, так эта часовня для тебя была построена! – Догадался Каджит. – Ну, ты хотя бы знак какой повесил, что-то типа «Принадлежит Чуме». Мы же не знали.

- Давай мы тебе подношение сделаем, извинимся и разойдемся в разные стороны, - предложил Борода. – Мы же не специально.

- Вы отдадите мне одного из вас, и тогда я проявлю милость к остальным, - холодно ответил Король Чума. – А иначе вы все умрете в муках и страданиях, выхаркивая свою кровь вместе с просьбами о пощаде.




Каджит атаковал мгновенно, из расслабленной позы он словно пружина ринулся вперед, проведя перед собой крест-накрест кинжалами. Но они лишь царапнули по белым доспехам. Удар ноги отбросил его назад.

Борода рубанул наискось саблей, но Король Чума отразил удар закованной в латы рукой, стальной кулак врезался в скулу Бороды, сбивая его на землю.

- Стойте! – голос Короля Чумы грохотал. – Вы отмечены Смертью!

- Не знаю, кем мы там отмечены, но рыло я тебе начищу, - пообещал Борода, поднимаясь с земли. Каджит тоже встал, отряхнулся, и приготовился продолжить бой.

- Стойте, я говорю! – Чума сделал шаг назад, удивительно, но он похоже их опасался. – Я не имею дел с отмеченными Смертью. Я знаю женщину, что сидит в часовне, отдайте мне ее и мы разойдемся.

- Извини, но она наш менестрель и мы ее никак отдать не можем, - нагло заявил Каджит, сделав шаг по направлению к нему. Тот отшатнулся назад.

- Тогда пусть она споет, это будет вашей платой. Никто и никогда не пел для меня, если не считать за пение предсмертные стоны и хруст суставов во время конвульсий, - прошелестел голос Короля Чумы. Из тумана позади него посылались одобрительные выкрики и бряцание оружия.

Фэлла с лютней в руках вышла наружу. Поклонилась. Вслед за ней поклонились Каджит и Борода.

- Я тоже знаю тебя, Король Чума, - сказала она, с ненавистью глядя на белую фигуру. – Когда-то давно ты посетил мои края, прошелся по лесам и рекам, посетил дома знатных вельмож. Ты не щадил никого, даже птицы и звери падали замертво при твоем приближении. Ты побывал и в моем доме, полном смеха и радости, а когда ты ушел, в живых осталась лишь маленькая девочка. Десять дней она шевелила распухшие, посиневшие тела родителей, челяди и братьев, в надежде их разбудить. А потом она ушла. Спустя десять лет эта девочка написала для тебя песню, но никогда и никому не пела ее. теперь же пусть эта песня звучит везде, куда приходишь ты. Этой песней я восхваляю тебя, Король Чума. Этой песней я проклинаю тебя. Проведя пальцами по струнам лютни, она запела:


Король-Чума спустился в тронный зал

И сел на стул с печальным вздохом.

Но завтра в замке будет карнавал,

И можно отдохнуть неплохо...


Король-Чума собрал вокруг стола

Своих вельмож для разговора

И, сделав знак к началу торжества,

Он жестом обрывает споры...


Он пригласит на бал Бубонную Чуму

И лиц сей королевской крови.

Она же не откажет в танце никому,

И в замке вновь восторжествует горе...


Король-Чума спустился в тронный зал

И молча опустился в кресло.

Но завтра он взойдет на пьедестал,

Ведь, впрочем, там ему и место...


Дослушав песню, Король Чума благосклонно кивнул.

- Я оставил тебя в живых, жалкая смертная, чтобы ты написала песню в честь меня, и я не ошибся. Прощайте же и живите в страхе. Когда-нибудь я приду к вам в гости.

Король Чума исчез, а вместе с ним рассеялся туман. Вокруг потеплело. Остаток ночи Фэлла плакала, свернувшись калачиком в углу часовни. Каджит и Борода не пытались ее утешать. Любые слова прозвучали бы сейчас банально и пошло. Просто сидели рядом, тихо распивали бутылку самого крепкого пойла «Удар копытом» и сторожили ее покой.


 ***


В Даггерфол они добрались без проблем. Хозяин корабля поначалу заломил конскую цену за три места, но Каджит торговался с ним до посинения. В итоге их путешествие прошло с комфортом и за умеренную цену. Прибыли они точно в срок, отдохнув остаток дня в комнатах «Румяного льва» и приведя себя в порядок, вечером они отправились в поместье.

Праздник уже начался, створки массивных ворот были распахнуты, во внутреннем дворе повсюду горели яркие праздничные огни. Слева, у фонтана, расположился оркестр, играющий легкую приятную мелодию. Потягивая вино и ведя непринужденные беседы, гости сидели за небольшими круглыми столиками, расставленными так, чтобы освободить центр каменной террасы перед самым входом в поместье. Там кружились в танце пары.

- Ну что вы стали возле ворот, словно вкопанные? - нетерпеливо спросила Фэлла. – Может, пойдем уже?

- Ты иди, а мы догоним, - сказал Борода. – Не хотим шокировать сразу наших друзей, а то с Храмовника станется принять нас за оживших мертвецов и порубить на куски.

- Да и обморок принцесс нам тоже ни к чему, - поддакнул Каджит.

Фэлла поцеловала обоих в щеку и упорхнула к гостям. Вскоре ее окружила стайка поклонников и поклонниц.

- Ты посмотри, какая женщина! – восхищенно воскликнул у него над ухом Борода, показывая на столик, за которым одиноко сидела принцесса Ллекилла. – И почему это она одна? Может ждет кого?

- Тебя она ждет, Борода, - усмехнувшись, ответил Каджит. – Это принцесса Ллекилла. Учти, она любит высоких, неженатых и умных мужчин.

- Так я подхожу по всем параметрам! – обрадовался Борода. – Вот только происхождение у меня не то, да и беден я, как церковная мышь.

Борода нерешительно переминался с ноги на ногу, поглядывая в сторону принцессы Ллекиллы.

- Думаешь, стоит к ней подойти?

- Конечно! На вот, приданое тебе, - порывшись в карманах, он высыпал в руку Бороды два огромных рубина, три изумруда и горсть мелких алмазов.

- Ноооо, как?!! – глаза Бороды сделали попытку вылезти из орбит.

- Успел стащить, пока Дракона спасали, - пояснил Каджит.

- Но здесь много, тут хватит на свой замок, да что там замок, на эти деньги можно небольшую страну купить.

- Давай, иди уже к ней, - подтолкнул его Каджит.

- А ты?

- Не волнуйся, я догоню. Не будем шокировать гостей.

Каджит наблюдал, как Борода подошел к Ллекилле и запинаясь, пригласил на танец, протягивая сорванную с ближайшей клумбы розу. Та мило покраснела, и протянула ему свою руку. Взгляд Каджита выхватил из толпы Храмовника, танцующего с принцессой Ллесандрой. В своих тяжелых доспехах он демонстрировал просто чудеса грации пластики, ни разу не наступив ей на ногу. За одним из прямоугольных столиков, отлитых из крепкого прозрачного стекла, на мягком диванчике сидела Кер’Ра. Обнимая одной рукой ее за талию, рядом с ней сидел какой-то видный каджит в дорогом костюме с длинными полами. На коленях у него лежал украшенный позолотой цилиндр. Танцуя с грацией раненного в обе ноги гуара, Борода рассказывал принцессе Ллекилле какие-то небылицы. Она заливисто смеялась, не веря ни единому его слову. Впрочем, сбрасывать с талии его руку она не спешила. 

- Еще не поздно все изменить, - услышал Каджит позади себя знакомый голос. – Хочешь быть там, среди ярких огней и праздника? Хочешь долгую счастливую жизнь? Ради Смерти я даю тебе еще один шанс. Условия те же, Орел – ты, Решка – Борода.

- Какая же ты все-таки сука, Судьба, - сказал Каджит, и подбросил в воздух монетку.




***


Храмовник наконец-то заметил Бороду, и праздник был мгновенно остановлен.

-Но как? Как тебе удалось?!! – обнимая его медвежьей хваткой, проревел он, чуть не оглушив Бороду.

Вскоре Борода со всех сторон был окружен гостями, Кер’Ра, принцессы Ллесандра и Ллекилла наперебой расспрашивали его о случившемся. Даже вечно голодный орк вылез из подвала с припасами, чтобы послушать его историю.

- Да я это, не мастак рассказывать, пусть вон Каджит расскажет, у него язык как надо подвешен, - смущенно ответил Борода.

- Но, где же он? – спросил кто-то.

- Дык, вон, у ворот, - ткнул пальцем Борода.

Все взгляды обратились в ту сторону, но там никого не было.

Он опрометью бросился туда, за ним последовали Храмовник, Кер’Ра, Ллекилла, Ллесандра и все остальные. Каджит исчез. Перед воротами, у левой створки, они нашли лишь фальшивую золотую монету, на обеих сторонах которой был изображен орел.

- И даже здесь он умудрился кого-то провести, - недовольно пробормотал Храмовник, разглядывая монету.

- И кажется я знаю, кого, - глядя на Ллесандру и драгоценности в своей руке, почти неслышно сказал враз погрустневший Борода. – Как же я был слеп, да у меня не один глаз стеклянный, а оба!

Он шепнул несколько слов на ухо Фэлле, та согласно кивнула и направилась к оркестру. Гости и хозяева праздника вернулись назад, заняв все свободные столики. Фэлла запела и заиграла, оркестр подхватил.


Крылатый ангел или демон

Навис утесом надо мной:

«Ты оказался в мире этом –

Так предназначено судьбой!»


В его словах – скрип дверных петель,

Его лицо – под паранджой,

В его одеждах – пыль и пепел,

Так предначертано судьбой.


Порой мне кажется, что выбор –

Синоним термину «игра».

Крупье протягивает карты:

«Делайте ставки, Господа!»


И будь то шахматная пешка,

Будь то хоть ферзь или король,

Три стороны: ребро, орел и решка –

Все предназначено судьбой.


Конец.


- все совпадения с реальными людьми и событиями случайны

- автор не несет ответственности за сохранность ваших кошельков во время чтения этого текста 

- скума вредна для здоровья 

- дружба с каджитами вредна для кошелька 


Благодарности: 

Kerayra - за вдохновение и идею.

Garruk, Tequila Cat - за идею и образы некоторых персонажей. 


В тексте использованы тексты песен и стихи Николая Клейновского (группа "Лестница Эшера"), а так же группы "The Dartz".


Написано специально для сообщества The Elder Scrolls Online на форумах goha.ru.

Перевод и перепечатка данного текста разрешены исключительно в некоммерческих целях и при условии указания ссылки на оригинал.


(с) Дмитрий Загривый aka Дитрум