«Мидуэй» - новая историческая сказка об известном сражении

access_time 11 июня 2012 remove_red_eye 2091 question_answer0 @Iron
Первую авиационную историческую сказку «Мидуэй» от Андрея Мартьянова опубликовали разработчики находящейся в стадии бета-тестирования ММО World of Warplanes из компании Wargaming.net. Она посвящена одному из самых крупных сражений на Тихом океане, которому в июне этого года исполняется 70 лет.



Читать полностью  +
— Надо поздравить мистера Хопкинса, — полушепотом сказал Василию герр вахмистр. — Сегодня шестое июня, знаменательная дата для военной истории США. — Разве? — заинтересовался младший лейтенант. — А что такого случилось шестого июня?
— Двоечник, — Горыныч глянул на Васю неодобрительно. — «Американский Сталинград», вот что случилось. У нас поворотными пунктами в войне были Сталинградская и Курская битвы, а на Тихоокеанском театре военных действий — четырехдневное сражение у атолла Мидуэй, закончившееся 6 июня 1942 года. Семьдесят лет прошло.
— Конечно же, вспомнил! Японцы потеряли четыре тяжелых авианосца и тяжелый крейсер против одного авианосца и одного эсминца у Соединенных Штатов!
— Не все так просто, мой юный друг, — пустился в разъяснения дракон. — Самые невосполнимые потери Империя понесла в великолепно обученной элите палубной авиации. Из двух с половиной тысяч погибших японцев большинством оказались летчики двух дивизий «Дай-ичи Коку Кантай», то есть Первого воздушного флота — главного козыря в войне на Тихом океане. Именно Первый воздушный флот под командованием адмирала Нагумо обеспечил Японии полгода непрерывных побед на огромных пространствах от Перл-Харбора до Цейлона. Завоеванное господство на море обеспечило быструю оккупацию Малайи, захват считавшегося неприступным Сингапура, наконец, захват Филиппин и Индонезии — той самой ресурсной базы, ради которой Японская Империя вступила в войну... После Мидуэя этот козырь был бит, и Япония встала на путь, ведущий к окончательному поражению.
— То есть, — уточнил дотошный вахмистр, — речь идет о катастрофической потере преимущества в качестве летного состава без адекватной замены?
— Вы, милейший Герман, умеете исключительно точно формулировать свои мысли, — похвалил Вольфа змей. — Вот что значит классическая германская школа! Верно. Преимущество в воздушных боях стало переходить к американцам, пока не достигло пика в 1944-45 годах, когда Япония, в качестве отчаянной меры была вынуждена пойти на использование камикадзе. Особенно учитывая восьмикратное экономическое превосходство Соединенных Штатов...
— Добрый день, джентльмены, — штаб-сержант Хопкинс появился у входа в ангар. — Опять бурные дискуссии? Что на этот раз?
— Мидуэй, — прямо сказал Вася. — Горыныч снова умничает. Кстати, мои поздравления — дата знаковая.
— Благодарю, мистер лейтенант. Для Тихого океана Мидуэй действительно был одним из крупнейших воздушных сражений — с нашей стороны в воздух было поднято больше трехсот самолетов: двести с авианосцев и сотня с аэродрома на атолле. Японцы использовали почти сто пятьдесят машин включая гидропланы — больше не сумели, поскольку без малого восемьдесят истребителей, бомбардировщиков и торпедоносцев не успели взлететь и были уничтожены на палубах.
— Около полутысячи самолетов в общей сложности, — подтвердил Горыныч. — Теперь понимаете, в чем отличия океанской войны от крупных сухопутных операций? Битва при Мидуэе продолжалась четыре дня, Орловско-Курская операция — месяц и восемнадцать дней.
— Масштабы несравнимы, — сказал Вася. — На Курской дуге действовали миллионные армии, до трех тысяч танков и по две с лишним тысячи самолетов с каждой стороны!
— Флоты всегда были малочисленнее сухопутных армий. Для Тихого океана это было колоссальное столкновение — командующий Объединенным флотом адмирал Ямамото вел к атоллу Мидуэй флот в составе ста восьмидесяти пяти боевых и вспомогательных кораблей, в том числе — четыре ударных и два легких авианосца, семь линкоров, четырнадцать крейсеров, два гидроавиатранспорта, большое количество эсминцев, подлодок, и транспортных кораблей. На палубах авианосцев базировалось более двух с половиной сотен боевых самолетов, в том числе двести двадцать шесть на четырех авианосцах — «Кага», «Акаги», «Хирю» и «Сорю».
— Чудовищная армада, — согласился вахмистр Вольф. — Представить себе что-то подобное на Атлантическом театре сороковых годов решительно невозможно! Если только во времена Первой мировой и Ютландского сражения.
... — В котором участвовали сто кораблей с немецкой стороны и немногим меньше полутора сотен с британской, — дополнил Горыныч, перебивая. — Ютланд являлся крупнейшим линейным сражением в новейшей истории! Подчеркиваю — линейным, когда бьются артиллерийские корабли, а не авианесущие соединения, как при Мидуэе, где ведущую роль в разгроме Объединенного флота Японии сыграла именно авиация!
— По-моему, Империя зря связалась с США, — покачал головой Вася. — Японцы действовали в веке двадцатом, используя мерки джентльменских войн девятнадцатого века. Господа сели за покер, отыграли, посмотрели карты, вздохнули, рассчитались, и пошли каждый своей дорогой. А тут — пьяная драка в тайге за последнюю банку тушенки. Причем дрались Майк Тайсон и Костя Цзю — весовые категории не совпадают, мягко говоря...
Дракон издал звук, отдаленно смахивающий на покашливание. Горыныч смеялся.
— Вы с герром вахмистром сегодня достигли вершин красноречия, — сказал змей. — Забавная и достаточно точная метафора. Можно сколько угодно спорить, кому при Мидуэе «повезло», а кто недосмотрел, не понял оперативную обстановку или вовсе совершил фатальную ошибку. А ведь у японцев было солидное преимущество, пускай и с урезанным на треть потенциалом — авианосец «Секаку» получил повреждения, а эскадрильи, базировавшиеся на нем и на его собрате «Дзуйкаку», понесли тяжелые потери в воздушных боях и в операции не участвовали. Но американцы обошли противника в главном: им были известны оперативные планы адмирала Ямамото — лучший криптограф США, коммандер Джозеф Рочфорт взломал военно-морской код врага и соединения адмирала Нимица могли нанести упреждающий удар...
— Упреждающий? — переспросил штаб-сержант. — Мистер Горыныч, вы преувеличиваете. Просто знать о плане атаки японцев на Мидуэй и обнаружить в океане флот противника, навести на него самолеты, преодолеть противовоздушную оборону и в финале потопить — это две огромные разницы!
— Тем не менее, вы ударили первыми, — упрямо сказал Горыныч. — Получив сигнал с самолета-разведчика «Летающие крепости» B-17 с Мидуэя атаковали японские транспорты, а в шесть утра 4 июня 1942 года летающая лодка «Каталина» наконец-то нашла первые два авианосца в боевом строю, в сопровождении кораблей эскорта. Тогда как японские воздушные разведчики не смогли обнаружить авианосцы США, полным ходом идущие на сближение — адмирал Нагумо решил, что первые атаки провели самолеты базирующиеся на атолле и американский флот находится слишком далеко. Нагумо совершил роковую ошибку, стоившую затем Японии поражения в войне — в семь утра он отдал роковой приказ о перевооружении пикировщиков и торпедоносцев фугасами для удара по аэродрому, вместо бронебойных бомб и торпед для удара по кораблям...
— Не ошибусь, если предположу, что флот адмирала Нимица уже подошел на расстояние прямого удара, — сказал герр вахмистр. — Не обнаруженный врагом.
— Так и было, — согласился Горыныч. — В решающую битву на Тихом океане вступила авиация. С палуб тяжелых авианосцев «Хорнет», «Энтерпрайз» и «Йорктаун» начали волнами подниматься бомбардировщики и торпедоносцы — самолеты Grumman TBF Avenger, Martin B-26 Marauder, пикировщики Dauntless и Vindicator... Тогда же адмиралу Нагумо сообщили о приближении американцев и приказ о перевооружении был отменен — на ударные машины вновь начали подвешивать только что снятые торпеды и бронебойные бомбы. На палубах находилось множество полностью заправленных самолетов и боеприпасов.
— Одно попадание — и кранты, — кивнул Вася. — Жуть.
— Не то слово, друг Василий, — Горыныч помотал рогатой башкой. — Авианосцы Первой дивизии «Акага» и «Каги» вспыхнули как гигантские костры, взрывались не убранные в трюмы фугасы, пылало топливо, системы пожаротушения были разрушены... Вскоре к месту боя подошла эскадрилья пикировщиков капитана Макса Лесли — семнадцать Dauntless его бомбардировочной эскадрильи заблудились в облаках, но пойдя на вынужденное снижение обнаружили третий авианосец — «Сорю». Палуба так же была заполнена самолетами и боеприпасами. Результаты атаки предсказуемы — третий грандиозный факел над океаном...
— Но контратака-то была? После вывода из строя первых трех кораблей уцелел «Хирю»!
— Уцелел? Ненадолго. Самолеты с «Хирю» все-таки повредили американский «Йорктаун», однако решить исход битвы эта небольшая удача не могла. День спустя «Йорктаун» затонул не в результате бомбовых попаданий, его торпедировала японская подлодка. Бомбардировщикам с «Хирю» было некуда возвращаться — ответный удар настолько повредил корабль, что капитан отдал приказ о затоплении последнего авианосца некогда блестящего Объединенного флота Империи.
— Печальная история, — нейтральным тоном сказал вахмистр.
— Скорее, поучительная, герр Вольф. — дракон сделал движение, которое можно было расценить как пожатие плечами: чуть вскинул сложенные на спине крылья. — Господство на океанском театре боевых действий окончательно перешло к авиации, точнее — к авианосным группам. Если ранее кто-то и недооценивал воздушный флот, то после Мидуэя последние иллюзии рассеялись. И, разумеется, в результате этой катастрофы Япония навсегда утратила инициативу и перешла к обороне.
— Неплохо повоевали, — Вася пожал руку штаб-сержанту. — Советской авиации было бы крайне неприятно столкнуться на Дальнем Востоке в 1945 году с японскими ВВС, которые вы фактически истребили при Мидуэе.
— Бросьте, сэр, — поморщился Хопкинс. — Вы делали свое дело на континенте, мы свое — на Тихом. Каждый сражался на своем месте. Но уж поверьте, я предпочел бы десять Мидуэев одному сражению под Прохоровкой...

© А. Мартьянов. 05.06. 2012.

P.S. Подписывайтесь на наш YouTube канал.
Нет комментариев. Будь первым

Смотрите также