Норман Ридус о своей работе с Хидео Кодзимой

Гениальный гений

Plem

«Вы встаете перед ним, а он говорит: «Представь, что перед тобой тысяча мертвых китов», и вы такие: «Что?!». Его разум находится на другом уровне», - говорит звездный актер, которого Гильермо дель Торо сподвиг взять на себя роль.

Норман Ридус не является заядлым геймером.

Именно так он сказал во время интервью с The Hollywood Reporter о своем текущем проекте - игре Death Stranding от Хидео Кодзимы. Несмотря на это, актер несколько раз в течение последних лет погружался в работу в игровую индустрию, например, озвучивая своего популярного персонажа Дэрила Диксона в нескольких видеоигровых адаптациях The Walking Dead. Однако для игры Кодзимы у Ридуса сложилась более интенсивная роль. Звезде потребовалось надевать костюм для захвата движений и отыгрывать свои роли на нескольких съемочных площадках, прерываясь на популярное телешоу для кабельного канала AMC (прим. переводчика – речь снова идет о телесериале "Ходячие мертвецы").

Окутанная тайной и находящаяся в разработке более трех лет, Death Stranding наконец-то готовится к выходу на PlayStation 4 8 ноября 2019 года. Ридус встретился с The Hollywood Reporter, чтобы поговорить о своей роли в этой ожидаемой игре, рассказать, как он впервые встретился со знаменитым режиссером игры, поведать некоторые подробности о дуэте оригинальных проектов (злополучной игре в жанре ужасов Silent Hills от Konami) и о том, каково это работать с «гениальным гением»: «Если он когда-либо начнет снимать фильм или что-то в таком роде, я окажусь там в одно мгновение».

Когда Вы впервые встретились с Хидео Кодзимой?

Я впервые встретил Хидео, когда Гильермо дель Торо позвонил мне и сказал: «Эй, есть парень, который собирается позвонить тебе, он хочет сделать с тобой видеоигру. Просто скажи ему «Да»». Я спросил его: «Кто он?». А Гильермо ответил: «Доверься мне, просто скажи «Да»». Гильермо выдал мне мою карточку членства в Гильдии киноактеров и предоставил мне мою первую актерскую работу, так что я доверяю ему во всем. Я знал, что этот парень действительно хорош, если Гильермо говорил так. Итак, Хидео, Гильермо и я собирались сделать новую игру, Silent Hills, но у Konami и Кодзимы случилась ссора, так что была взята некоторая пауза. Потом они вернулись и сказали, что Sony возобновляет работу с Хидео, поэтому нам предстояло начать работу над совершенно новой игрой. Честно говоря, я был в восторге от всего этого, потому что Хидео приехал в Сан-Диего на Comic-Con. У него был с собой iPad, и он показывал мне на нем некоторые зарисовки, над которыми он работал, и они были просто потрясающими. Я знал, что это будет серьезная работа с самого начала.

Какой это был год?

Ну, я работаю над Death Stranding уже три года, так что, думаю, года три назад это и было.

**Знали ли Вы, кто такой Хидео Кодзима, прежде чем встретить его? **

Понятия не имел. Я никогда не был заядлым игроком. Игра Defender 1981 года - вот, что я помню. Она сильно отличается от игр в наши дни.

Вы когда-нибудь думали об участии в создании игр?

Я работал над несколькими видеоиграми из серии Walking Dead, но они как бы пришли из тени той махины, которой является сериал, но ничего подобного этому. Я даже и не думал о том, что на мне будет надет костюм для захвата движений. Я должен признать, это было немного шокирующе.

Итак, Вы оказались в специальном костюме на съемочной площадке. Можете ли Вы рассказать мне о процессе съемок для этой игры? Хидео присутствовал там во время съемок?

Мы снимали в нескольких разных локациях: несколько мест в Калифорнии, в Нью-Йорке мы занимались работой по распознаванию лица - вот пара мест, где я был. Между съемками эпизодов Ходячих мертвецов или, если у меня выпадали длинные выходные, я прилетал, и это случалось каждый раз, когда у всех нас выстраивалось расписание. Некоторые из съемочных дней проходили с Мэдсом Миккельсеном, некоторые - с Леа Сейду или другими актерами из игры. Вы начинаете работу, они рисуют все эти точки на вашем лице, что занимает целую вечность, и еще вдвое больше времени, чтобы их снять в конце съемок. Вы втискиваетесь в этот крошечный обтягивающий костюм, который весьма откровенен и легко заставит вас смущаться, и в конце концов команда подключает всю аппаратуру. У вас есть шлем с длинным креплением, торчащим из его налобной части, на котором держится камера. Каждый раз, когда мне приходилось изображать поцелуй или объятия, наши головы отскакивали друг от друга. Это было похоже на героя Джона Кьюсака в фильме «Шестнадцать свечей», когда он надел большой головной убор.

Вы работали с другими актерами и Хидео на съемочной площадке?

Иногда другие актеры присутствовали на съемках. Много раз там были только я и Хидео. Он ставил пластиковую куклу на землю, и просил, чтобы я усадил ее в колыбельку и вел себя, как будто она мертва, а потом - будто она жива. А затем надо было испугаться, потому что повсюду «появлялись» отпечатки ладоней. Вы встаете перед ним, а он говорит: «Представь, что перед тобой тысяча мертвых китов», и вы такие: «Что?!». Его разум находится на другом уровне. Он гениальный гений. Он и я вставали друг напротив друга так, что он в упор смотрел на меня и начинал указывать, хмуриться и строить разные рожи, и я ему подыгрывал, мол, да, я понял, что надо. Через некоторое время мы смогли преодолеть языковой барьер. Во многих ситуациях режиссер рассказал бы мне, о чем в этой сцене я должен думать, как я должен себя вести. Он столько раз проматывал это в своей голове, что когда бы я вытворил для него что-то новенькое, они бы сразу это отринул. Там нет места для интерпретации. С Хидео все наоборот. Вы скажете ему: «Может быть, я сделаю вот так?», а он ответит: «Да! А затем сделай это вот тут!». Он приемлет совместное творчество. Он хочет услышать ваши предложения. Если вы ничего ему не скажете, возможно, он подумает, что, с вами что-то не так. С ним очень весело работать. Если он когда-либо начнет снимать фильм или что-то в таком роде, я окажусь там в одно мгновение.

Изначально Вы собирались работать с Кодзимой над игрой Silent Hills. А еще Вы сказали, что работаете над Death Stranding уже три года. Вы же снимались для Silent Hills? Когда Вы переключились на новый проект?

Мне кажется, мы что-то успели отснять, что-то для тизера, и он превратил материалы в трейлер для игры, который стал своего рода культовой вещью. Я узнал это от моих друзей-геймеров (хотя я и не знал, что они любят игры). У многих из них на PlayStation в том году оказался установлен этот трейлер.

Разве вы сами не играли в него?

Я никогда не играл в него.

Боже мой, это же безумие.

Но я видел его! Я знаю, в конце я удивляю. Я смотрел, как в него играл другой человек, и это пугающий процесс. Настоящий фильм ужасов.

Death Stranding не нацеливается на жанр ужасов. Когда Кодзима предложил вам участие в Silent Hills, был ли это совершенно другой проект или вы можете обозначить некоторое сходство с тем, чем стала Death Stranding?

Это два совершенно разных проекта. У Silent Hills есть предыстория, люди знают эту игру, знают, о чем она и как она должна выглядеть. Когда работа была прекращена, я был огорчен, но после того, как Хидео описал, чем мы будем заниматься дальше, я полностью забыл обо всем. Я посчитал, что и хорошо, что этот вариант не сработал, ведь новый проект гораздо лучше. Он совершенно другой. Я был с Хидео на церемонии награждения Game Awards, он для них как Битлз. Взрослые мужчины старше 40 лет кричали ​​со слезами на глазах, будто Элвис только что вышел на сцену. Я был в смятении, кто же он? Хидео, которого я знаю - это мой друг. Он обедал у меня дома, он знаком с моей девушкой и моей кошкой. Он всегда был супервнимательным и таким дружелюбным парнем с отличным чувством юмора. С ним было приятно тусоваться. Я действительно хорошо узнал характер Хидео. Честно говоря, я рад, что с Silent Hills ничего не вышло, потому что я смог увидеть, как он работает, и узнать, как он думает. Я просто в восторге от этого парня.

Рассказал ли он Вам всю историю Death Stranding сразу от начала и до самого конца, или раскрывал ее по частям, по мере продвижения в работе?

Он открывал ее по частям, и я признаюсь, что некоторые из этих кусочков повергли меня в недоумение. По мере того, как мы работали над игрой, для меня все становилось более понятным, и теперь я знаю, о чем игра, но честно сказать, добрые полгода я просто работал на доверии. Я просто делал все, что он скажет. Теперь, когда я знаю, о чем идет речь, могу с уверенностью сказать - это кардинально отличается от всех игр, в которые, как я видел, играет мой сын. Это новая, мощная, обращающаяся к личному концепция.

Вот я работаю в этом костюме, а между дублями иду сделать глоток воды, после чего вытираю рот рукавом, а он вдруг говорит: «Сделай так еще раз». Это случалось так часто, и я его спрашивал: «Почему мы снимаем так много этих маленьких нормановских вещей?». Довольно рано на мой вопрос, как все будут играть мной в эту игру, он поправил меня: «Нет, они будут тобой». Все эти маленькие жесты, которые есть у Нормана, есть в игре, потому что он хочет, чтобы вместо обычного персонажа, которым вы играете на протяжении всей истории игры, вы по-настоящему переплелись с ним. Он хочет, чтобы вы испытывали эмоции к своему персонажу, потому что эмоции, которые вы испытываете к персонажу, являются частью его игры. По мере того, как история развивается, персонаж, которым вы играете, также развивается, и вы вместе с ним. В некоторой степени я сам прочувствовал, как это происходит, пока мы работали над игрой. Я видел, какая в ней большая разница по сравнению с играми, в которые играет мой сын. Это совершенно другая атмосфера.

Вы знаете канадскую певицу Граймс? Пока мы снимали, такие суперзвезды просто приходили к Хидео, чтобы пожать ему руку. Его фан-база просто огромна. В один день к вам приходит режиссер Годзиллы или Кинг-Конга, а затем Граймс. Настоящее безумие. Граймс была там, она очень любит игры, и я спросил ее: «Почему вам так нравятся игры Хидео?». Она ответила: «Я стопроцентный читатель. Я читаю романы, я читаю все. Я также играю в игры, и это похоже на то, как будто история из романа легла в игру». И я с ней полностью согласен! Когда мне самому довелось поиграть в нее, делать все эти мелочи, я понял, к чему стремился Хидео.

Вы по-человечески взаимодействуете с главным персонажем во время игры, а потом в реальности вы встречаете других людей, у которых случилось то же самое. И вместе вы начинаете что-то созидать вместо того, чтобы что-то разрушать - в этом есть некий элемент ужаса, элемент экшена и приключения, но также элемент объединения. Объединение, особенно в современном мире со всеми этими социальными сетями, - точно не является негативным опытом. Это единственный положительный момент вокруг всех ужасов, связанных с монстрами, смертью и всем тем, что нас окружает. Это действительно отличный способ для коммуникации. Если вы хотите раскрыть положительные стороны в людях, вы вовлекаете их в диалог. Именно таким образом эта игра и работает. Она полна совершенно новых идей, и это очень увлекательно. Ну и помимо всего прочего, графика в игре просто сумасшедшая. Никогда раньше я не был так идеально отрисован!

Теперь, когда вы поучаствовали в таком мероприятии, есть ли что-нибудь, что Вы хотели бы повторить? Хотели бы вы сделать больше игр?

О да, это по-настоящему увлекательно. Как актер, вы играете. Как часть истории, вы находитесь внутри этой большой истории. Это совершенно отличается от тех игр, рядом с которыми я вырос. Это полное погружение, оно требует всего вашего внимания и терпения. Однажды я спросил Кодзиму: «Это так реалистично. Как ты думаешь, настанет ли тот день, когда тебе больше не понадобятся актеры?». Он ответил: «Нет. Без них ты никогда не сможешь сделать подобного. Тебе нужна душа. Тебе нужен настоящий живой человек, чтобы получить настоящие человеческие эмоции». И я такой: «Слава богу, потому что в противном случае я бы остался без работы».

Источник: The Hollywood Reporter